ay
Скажи-ка, а теперь люди изменились? — Нет, сир, они просто отупели...